Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Самоходные артиллерийские установки - Страница 2 - Форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 7
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 6
  • 7
  • »
Модератор форума: AlphaDiversant, Alpha  
Форум » История Советского Союза » Советская техника » Самоходные артиллерийские установки
Самоходные артиллерийские установки
AlphaDiversantДата: Суббота, 18.07.2009, 19:40 | Сообщение # 11
Генерал-полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 864
Награды: 0
Репутация: 3
Статус: в танке

Броневой корпус и рубка

Броневой корпус и рубка самоходной установки сваривались из катаных броневых плит толщиной 45, 40, 20 и 15 мм. Броневая защита слабо дифференцированная, противоснарядная. Броневые плиты рубки устанавливались под рациональными углами наклона. На прототипе и первых серийных самоходках лобовая часть рубки собиралась из двух бронеплит под разными углами наклона, впоследствии её заменили на единую деталь, устанавливаемую под углом 50° к нормали. Для удобства технического обслуживания надмоторные броневые плиты были выполнены съёмными, а верхняя кормовая деталь — откидной на петлях. В корпусе было прорезано достаточно большое количество отверстий для стрельбы из личного оружия, установки осей и цапф балансиров подвески, антенного ввода, горловин топливных баков, смотровых приборов и прицелов, слива топлива и масла. Ряд из них закрывался броневыми крышками или пробками, выведенные через верхнюю кормовую деталь выхлопные трубы защищались двумя броневыми колпаками. Смотровые приборы на лобовой и бортовых плитах рубки имели броневые козырьки для своей защиты. Для обеспечения доступа к узлам и агрегатам двигателя и трансмиссии на крыше моторного отделения был сделан ряд лючков, а в верхней кормовой детали — большой круглый откидывающийся люк. В крыше рубки были сделаны два больших отверстия — под смотровую башенку панорамного прицела и люк для посадки-высадки экипажа САУ. Последний (не считая аварийного люка в днище) был единственным средством покинуть машину, поскольку люк механика-водителя на лобовой бронеплите рубки предназначался только для наблюдения — бронировка противооткатных устройств гаубицы не давала ему возможности открываться полностью. Это сильно затрудняло эвакуацию экипажа из подбитой машины.

К броневой рубке и корпусу приваривались поручни для танкового десанта, а также бонки и кронштейны для крепления дополнительных топливных баков и некоторых элементов набора запасных частей, инвентаря и принадлежностей к машине. Другие его компоненты укладывались на надгусеничных полках или в боевом отделении самоходки.

Вооружение

Основным вооружением СУ-122 была модификация М-30С нарезной 122-мм дивизионной гаубицы обр. 1938 г. (М-30). Различия между качающимися частями самоходного и буксируемого вариантов были небольшими, вызванными необходимостью подгонки орудия под монтаж в стеснённом боевом отделении самоходки. В частности, от полевой гаубицы М-30 сохранялось разнесённое по разные стороны ствола размещение органов управления механизмами наводки, что требовало наличия двух наводчиков в экипаже. Орудие монтировалось на тумбовой установке, подкреплённой поперечной балкой справа от плоскости продольной симметрии машины. Гаубица М-30С имела ствол длиной 22,7 калибра, дальность стрельбы прямой наводкой достигала 3,6 км, максимально возможная — 8 км. Диапазон углов возвышения составлял от −3° до +25°, сектор горизонтального обстрела был ограничен 20°. Поворотный механизм орудия винтового типа, его маховик располагался слева от ствола и обслуживался наводчиком. Подъёмный механизм — секторного типа с маховиком справа от ствола, обслуживался командиром САУ. Спуск гаубицы механический ручной.

Боекомплект орудия составлял 40 (32—35 для ранних вариантов) выстрелов раздельно-гильзового заряжания. Снаряды и метательные заряды в гильзах укладывались вдоль бортов и задней стенки боевого отделения самоходки. Скорострельность орудия — 2—3 выстрела в минуту. В состав боекомплекта могли входить практически все 122-мм гаубичные снаряды, но на практике в подавляющем большинстве случаев использовались только осколочно-фугасные и кумулятивные.

Кумулятивный снаряд БП-460А пробивал под углом 90° броню толщиной до 100—160 мм (в разных источниках приводятся разные данные, по ходу его совершенствования применялись разные материалы облицовки воронки, от которых зависела пробивная способность кумулятивной струи).

Для самообороны экипаж снабжался двумя пистолет-пулемётами ППШ с 21 диском (1491 патрон) и 20 ручными гранатами Ф-1. В ряде случаев к этому вооружению добавлялся пистолет для стрельбы сигнальными ракетами.

 
AlphaDiversantДата: Суббота, 18.07.2009, 19:43 | Сообщение # 12
Генерал-полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 864
Награды: 0
Репутация: 3
Статус: в танке

Двигатель

СУ-122 оснащалась четырёхтактным V-образным двенадцатицилиндровым дизельным двигателем жидкостного охлаждения В-2-34. Максимальная мощность двигателя — 500 л. с. при 1800 об/мин, номинальная — 450 л. с. при 1750 об/мин, эксплуатационная — 400 л. с. при 1700 об/мин. Пуск мотора производился стартером СТ-700 мощностью 15 л. с. (11 кВт) или сжатым воздухом из двух баллонов. Дизель В-2-34 оснащался двумя воздухоочистителями типа «Циклон», два трубчатых радиатора системы охлаждения двигателя устанавливались по обе стороны от него. Внутренние топливные баки на СУ-122 располагались по бортам корпуса, в промежутках между кожухами пружин подвески, их общая ёмкость составляла 500 л. Также СУ-122 комплектовались четырьмя наружными дополнительными цилиндрическими топливными баками, по два вдоль бортов моторно-трансмиссионного отделения и не связанными с топливной системой двигателя. Каждый из них имел ёмкость на 90 л топлива. Запаса топлива во внутренних баках хватало на 600 км хода по шоссе.

Трансмиссия

Самоходная артиллерийская установка СУ-122 оснащалась механической трансмиссией, в состав которой входили:
многодисковый главный фрикцион сухого трения «сталь по стали»;
пятиступенчатая коробка передач с постоянным зацеплением шестерён (5 передач вперёд и 1 назад);
два многодисковых бортовых фрикциона с сухим трением «сталь по стали» и ленточными тормозами с накладками из феродо;
два простых однорядных бортовых редуктора.

Все приводы управления трансмиссией — механические, механик-водитель управлял поворотом и торможением САУ двумя рычагами под обе руки по обеим сторонам своего рабочего места.

Ходовая часть

Ходовая часть самоходной артиллерийской установки была почти идентична базовому танку Т-34. Применительно к одному борту, в её состав входили 5 двускатных опорных катков большого диаметра (830 мм) с резиновыми бандажами, ведущее колесо и ленивец. Поддерживающие катки отсутствовали, верхняя ветвь гусеничной ленты опиралась на опорные катки машины. Ведущие колёса гребневого зацепления располагались сзади, а ленивцы с механизмом натяжения гусеницы — спереди. Гусеничная лента состояла из 72 штампованных стальных траков шириной 500 мм с чередующимся расположением траков с гребнем и без него. Для улучшения проходимости на траки могли устанавливаться грунтозацепы различной конструкции, крепившиеся болтами к каждому четвёртому или шестому траку.

Противопожарное оборудование

Самоходно-артиллерийская установка оснащалась стандартным для советской бронетехники тетрахлорным переносным огнетушителем. Тушение пожара в машине требовалось выполнять в противогазах — при попадании тетрахлорида углерода на горячие поверхности происходила химическая реакция частичного замещения хлора атмосферным кислородом с образованием фосгена — сильнодействующего ядовитого вещества удушающего действия.

Прицелы и приборы наблюдения

Прицелом гаубицы М-30С служила штатная панорама Герца буксируемой версии орудия, снабжённая удлинителем для возможности наблюдения через смотровую башенку на крыше машины. В бою механик-водитель использовал перископический смотровой прибор в крышке смотрового люка на лобовой бронедетали рубки, в спокойной походной обстановке этот люк мог быть приоткрыт для прямого наблюдения за окружающей машину обстановкой. Рабочее место командира оснащалось командирской панорамой ПТК, установленной на крыше рубки. Дополнительные зеркальные смотровые приборы были установлены в лобовой, кормовой и правой бронеплитах рубки.

Электрооборудование

Электропроводка в самоходной артиллерийской установке СУ-122 была однопроводной, массой служил бронекорпус машины; только цепи аварийного освещения выполнялись по двухпроводной схеме. Источниками электроэнергии (рабочие напряжения 24 и 12 В) были генератор ГТ-4563А с реле-регулятором РРА-24Ф мощностью 1 кВт и четыре аккумуляторных батареи марки 6-СТЭ-128 последовательно-параллельного соединения общей ёмкостью 256 А·ч. Потребители электроэнергии включали в себя:
наружное и внутреннее освещение машины, прибор подсветки прицельных шкал;
контрольно-измерительные приборы (амперметр и вольтметр);
наружный звуковой сигнал;
средства связи — радиостанция 9Р и танковое переговорное устройство ТПУ-3Ф;
электрика моторной группы — стартер СТ-700, пусковое реле и др.

 
AlphaDiversantДата: Суббота, 18.07.2009, 19:47 | Сообщение # 13
Генерал-полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 864
Награды: 0
Репутация: 3
Статус: в танке
Модификации

Самоходно-артиллерийская установка СУ-122 (а также её прототип У-35 и опытные варианты СУ-122М, СУ-122-III) имели базой ходовую часть среднего танка Т-34 и вооружение из адаптированной для применения в ней 122-мм гаубицы обр. 1938 г. М-30С или эквивалентных ей по баллистике специализированных орудий. Известные под индексами СУ-122П и СУ-122-54 самоходки не являются модификациями оригинальной СУ-122: первая из них фактически представляет собой СУ-100, перевооружённую на 122-мм длинноствольную пушку Д-25С (хотя и относится к дальнейшему развитию линейки средних САУ, начинающейся с СУ-122), а вторая и вовсе базируется на послевоенном танке Т-54. Также иногда в литературе 1970-х годов под индексом СУ-122 подразумевается самоходная гаубица 2С1 «Гвоздика». Имеющиеся в ряде источников информации утверждения о существовании модификации СУ-122 на базе более поздней СУ-100 не находят своего подтверждения в трудах историков М. Н. Свирина и И. Г. Желтова с коллегами, посвятившими несколько своих книг истории советской самоходной артиллерии и боевым машинам на базе среднего танка Т-34соответственно.

Прототип

У-35 — единственный опытный образец, построенный в ходе работ по созданию среднего штурмового орудия на базе танка Т-34, использовал в своей конструкции более ранние наработки У-33 и У-34 УЗТМ и завода № 9 соответственно. В ходе испытаний в целом доказал свою пригодность для решения поставленных перед машиной такого класса задач и обладал достаточным потенциалом для дальнейшего развития, в результате чего был принят на вооружение РККА и послужил прототипом для серийных СУ-122. Однако он же вследствие спешки при создании обладал большим списком недоработок и недостатков, особенно в плане объёма и эргономики боевого отделения, которые пришлось устранять уже по ходу серийного производства.

Серийные

Официально самоходно-артиллерийская установка СУ-122 выпускалась в одном единственном варианте и не имела обозначений своих модификаций. Однако ввиду спешного окончательного этапа разработки машины и немедленной постановки её на конвейер выявленные по ходу испытаний недостатки пришлось устранять уже в процессе серийного выпуска. Поэтому машины установочной и первых последующих серий заметно отличались от окончательно отработанной модели САУ выпуска лета 1943 года. К наиболее важным отличиям самоходок установочной серии относятся «ломаная» лобовая деталь рубки из двух бронеплит с разными углами наклона, наличие командирской башенки и отсутствие вентиляторов боевого отделения. В дальнейшем последовательно был осуществлён переход к машинам с единой лобовой бронеплитой рубки, усовершенствованной маской орудия, установленными вентилятором и командирским прибором наблюдения ПТК вместо башенки. Однако все эти изменения вводились не одномоментно и САУ разных серий представляли собой различные переходные варианты от установочной серии к окончательной модели.

 
AlphaDiversantДата: Суббота, 18.07.2009, 19:49 | Сообщение # 14
Генерал-полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 864
Награды: 0
Репутация: 3
Статус: в танке
Опытные

СУ-122М — первая попытка конструкторов УЗТМ во главе с Н. В. Куриным преодолеть наиболее существенный компоновочный недостаток серийных СУ-122 — тумбовую установку полевой гаубицы М-30, которая значительно уменьшала свободное внутреннее пространство в боевом отделении и требовала для своей наводки двух членов экипажа. Для решения проблемы в машину была установлена новая гаубица У-11 (другое обозначение Д-11) производства завода № 9 с клиновым затвором в монтировке рамного типа. Вместе с расширенными до внешнего габарита гусениц надгусеничными полками это позволило существенным образом увеличить свободное пространство внутри боевого отделения и улучшить его эргономику. Так как все органы управления наводкой гаубицы У-11 находились только слева от ствола, то отпала надобность во втором наводчике и экипаж СУ-122М был составлял пять человек вместо шести у серийных СУ-122. Шаровая броневая защита гаубицы была выполнена более компактной и менее массивной по сравнению с бронезащитой серийных самоходок, что позволило более равномерно распределить нагрузку на опорные катки, улучшить обзор и сделать полноценный люк-лаз в лобовой плите рубки для механика-водителя. Масса СУ-122М повысилась до 31,4 тонн против 29,6 тонн у серийных СУ-122. Несмотря на то, что она не превысила значение для базового танка, её сочли для САУ чрезмерной и вместе с высокой стоимостью новой машины это послужило основанием для отправки СУ-122М на доработку. В результате СУ-122М осталась в единственном экземпляре, на вооружение РККА и в серийное производство не принималась. Полученный в ходе работ опыт оказался востребованным впоследствии при создании истребителя танков СУ-85, в конструкции которого были применены некоторые удачные технические решения от СУ-122М.
СУ-122-III — вторая попытка конструкторов УЗТМ под руководством Л. И. Горлицкого и Н. В. Курина разработать штурмовое орудие с установкой 122-мм гаубицы рамного типа. Эта машина по своей сути была одним из предсерийных опытных образцов СУ-85, вооружённым новым 122-мм орудием Д-6 конструкции завода № 9, идентичным по баллистике гаубице М-30. По прочим элементам своей конструкции самоходка была дальнейшим развитием СУ-122М, за исключением броневой рубки — от широких надгусеничных полок отказались, вернувшись к исходному её варианту. По ходу совместных испытаний с остальными прототипами у СУ-122-III случилось несколько отказов орудия и последовал приказ о завершении работ над этой самоходкой и сосредоточении всех сил на доводке опытного истребителя танков СУ-85-II. На вооружение РККА и в серийное производство СУ-122-III не принималась.

Боевое применение

В декабре 1942 года были сформированы два первых самоходно-артиллерийских полка (1433-й и 1434-й) по штату № 08/158, а к 1 января 1943 года в них поступили первые серийные СУ-122. Согласно приказу наркома обороны от 10 января, САП должны были передаваться танковым и механизированным корпусам, но в связи с началом операции «Искра», два первых САП решением Ставки Верховного Главнокомандования были в конце января отправлены на Волховский фронт для использования в качестве средства поддержки пехоты и танков. Вместе с самоходчиками на фронт отправилась комиссия НКТП под руководством С. А. Гинзбурга и ряд заводских специалистов. Первые боевые испытания прошли с 3 по 12 февраля 1943 года, главной их целью стала отработка тактики применения САУ. Наиболее удачным её вариантом стало использование самоходок для поддержки наступающих танков или пехоты огнём с коротких остановок, находясь сзади от них на расстоянии 300—600 метров. По ходу прорыва вражеской линии обороны таким образом осуществлялось подавление огневых точек противника, а после — противодействие его танковым контратакам. В ходе испытаний самоходки выполняли стрельбы и с закрытых позиций, но ввиду позиционного характера боевых действий такое их применение было очень редким, огневая поддержка имевшихся в наличии буксируемых дивизионных орудий была вполне достаточной.

 
AlphaDiversantДата: Суббота, 18.07.2009, 19:51 | Сообщение # 15
Генерал-полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 864
Награды: 0
Репутация: 3
Статус: в танке
После завершения первых 10 дней боёв экипажи, сформированные из заводских специалистов, были заменены обычными войсковыми. Всем участвовавшим в операции сотрудникам УЗТМ и предприятию в целом была объявлена благодарность от командования за образцовое выполнение заданий, а водитель-испытатель УЗТМ Болдырев, побывавший в бою, был удостоен награждения медалью «За боевые заслуги». Начиная с 13 февраля 1943 года 1433-й и 1434-й САП с фронтовыми экипажами участвовали в боях около Смердыни по подготовке снятия блокады Ленинграда. В ходе боёв, продолжавшихся пять-шесть дней, полки разрушили 47 ДЗОТов, подавили 5 миномётных батарей противника, уничтожили 14 противотанковых орудий и от 19 до 28 автомобилей, сожгли 4 склада боеприпасов. Эти успехи вызвали много положительных отзывов, но также было высказано много пожеланий по совершенствованию конструкции СУ-122. Основными требованиями были улучшение обзора экипажа и средств внутренней связи. Претензии к надёжности, помимо общих для того времени проблем с моторно-трансмиссионной группой и ходовой частью базового Т-34, включали в себя поломки орудия и механизмов его наводки.

В марте 1943 года по штату № 08/191 были сформированы ещё два САП, 1435-й и 1437-й, которые участвовали в боях на Западный фронт. Немногим позднее был сформирован 1439-й САП, направленный на Ленинградский фронт. Подготовленность и боевая сплочённость самоходно-артиллерийских подразделений на первых порах была невысокой, например, помощник командира 1434-го САП на совещании 18 мая говорил о командирах батарей, что те «управляют машиной так, как будто в полку лошади, а не орудия на гусеничной базе». Весной-летом 1943 года продолжилось формирование САП, но занимались этим уже не артиллеристы, а танкисты. И в результате уже отработанная и зарекомендовавшая себя тактика сменилась на прямо противоположную — по ходу боя САУ (как СУ-122, так и СУ-76) шли в первой линии, прикрывая собой танки. Часто практиковались атаки с использованием самоходок в качестве безбашенных танков вместо потерянной ранее «нормальной» материальной части. В ряде танковых частей тактическая грамотность командиров была настолько низкой, что в ответ рапортующим о прибытии для поддержки их частей самоходчикам заявлялось: «Для поддержки чего? Штанов?» В результате потери неприспособленных для боя в первой линии САУ (с узким сектором огня главного вооружения, без пулемётов и с недостаточными для таких задач бронированием и обзором) были велики. По ходу подготовки Курской битвы командование рассчитывало на СУ-122 как действенное средство против новой тяжёлой бронетехники противника, но реальные успехи самоходок на этом поприще оказались скромными, а потери большими. Но были и успехи, причём даже без использования кумулятивных снарядов:
…Гауптман von Villerbois, командир 10-й роты, был тяжело ранен во время этого боя. Его Тигр получил в общей сложности восемь попаданий 122-мм снарядов от штурмовых орудий на базе танка Т-34. Один снаряд пробил бортовую броню корпуса. В башню попало шесть снарядов, три из которых сделали лишь небольшие вмятины в броне, два других растрескали броню и откололи небольшие ее кусочки. Шестой снаряд отколол огромный кусок брони (размером с две ладони), который влетел в боевое отделение танка. Вышла из строя электрическая цепь электроспуска пушки, приборы наблюдения были разбиты или выбиты с мест крепления. Сварной шов башни разошелся и образовалась полуметровая трещина, которую невозможно было заварить силами полевой ремонтной бригады.

 
AlphaDiversantДата: Суббота, 18.07.2009, 19:52 | Сообщение # 16
Генерал-полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 864
Награды: 0
Репутация: 3
Статус: в танке
К моменту начала Курской битвы СУ-122 входили в состав САП смешанного состава по штату № 08/191. Самоходок всех типов было немного — на момент начала битвы Воронежский фронт располагал всего пятью самоходно-артиллерийскими полками, из которых три (два на СУ-122/СУ-76 и один тяжёлый на СУ-152) были приданы 6-й и 7-й армиям, а два (один на СУ-122/СУ-76 и один на трофейных САУ Marder III) входили в состав истребительно-противотанковых резервов фронта. 1-я танковая армия положенных ей по штату САУ не имела. Самоходные полки с СУ-122 приняли активное участие в боях Курской битвы с самого начала сражения — уже 5 июля 1943 года батареи 1440-го САП вступили в тяжёлые бои с немецкими войсками в районе села Черкасское, в частности с подразделениями элитной панцергренадерской дивизии «Великая Германия», усиленной полком новейших танков «Пантера». В ходе битвы Воронежский фронт постоянно пополнялся новыми войсками, в числе которых были и САП с СУ-122 — один в составе 10-го танкового корпуса и два в составе 5-й гвардейской танковой армии. Из числа последних, 1446-й САП принял участие в неудачном контрударе под Прохоровкой 12 июля 1943 года; самоходки полка, двигавшиеся в первых рядах наступавших войск, понесли тяжёлые потери — из 20 участвовавших в бою САУ сгорело 11 машин и было подбито ещё 6. Важную роль в действиях в обороне вооружённых СУ-122 САП занимала контрподготовка — стрельба по скоплениям личного состава и техники противника с закрытых позиций, удалённых на 4—12 км от линии фронта.

С переходом советских войск в наступление основной задачей СУ-122 стала их поддержка. Как правило, СУ-122 использовались в роли штурмовых орудий для огня прямой наводкой, случаи ведения ими огня с закрытых позиций были редки. Чаще всего СУ-122 применялись для поддержки танковых частей, идя в атаку вместе с ними и уничтожая противотанковые орудия и другие помехи наступлению.

СУ-122 активно применялись по ходу последующих сражений второй половины 1943 года и первых месяцев следующего 1944 года. По мере убывания их численности вследствие относительно небольшого количества в войсках, прекращения серийного выпуска и потерь различного рода, они выводились из состава САП, которые перевооружались на СУ-85. Исправные или отремонтированные СУ-122 передавались в состав самых разных частей и подразделений РККА, где воевали либо до своего уничтожения, либо до списания по причине износа двигателя, агрегатов трансмиссии и ходовой части. Например, выдержка из «Отчёта о боевых действиях бронетанковых и механизированных войск 38-й армии с 24 по 31 января 1944 года» по 7-му Отдельному гвардейскому тяжёлому танковому полку (7-й ОГТТП) свидетельствует:

Согласно боевому распоряжению штаба 17-го корпуса, оставшиеся 5 танков и САУ (3 танка КВ-85 и 2 СУ-122) к 7.00 28.01.44 г заняли круговую оборону в совхозе им. Тельмана в готовности к отражению атак танков противника в направлении Росоше, совхоза «Коммунар», совхоза «Большевик». Около танков заняли оборону 50 пехотинцев и 2 противотанковых орудия. У противника было отмечено скопление танков южнее Росоше. В 11.30 противник, силою до 15 танков Т-6 и 13 средних и малых в направлении Росоше и пехотой с юга, предпринял атаку на совхоз им. Тельмана.

 
AlphaDiversantДата: Суббота, 18.07.2009, 19:55 | Сообщение # 17
Генерал-полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 864
Награды: 0
Репутация: 3
Статус: в танке

Занимая выгодные позиции, из-за укрытий строений и стогов, подпустив танки противника на расстояние прямого выстрела, наши танки и САУ открыли огонь и расстроили боевые порядки противника, подбив при этом 6 танков (из них 3 «Тигра») и уничтожив до взвода пехоты. Для ликвидации прорвавшейся немецкой пехоты из состава советской группировки был выделен КВ-85 ст. лейтенанта Кулешова, который огнём и гусеницами выполнил свою задачу. К 13 часам того же дня немецкие войска, не решаясь атаковать советский полк в лоб, обошли совхоз им. Тельмана и завершили окружение советской группировки.

Бой наших танков в окружении против превосходящих сил противника характеризуется чрезвычайным умением и героизмом наших танкистов. Танковая группа (3 КВ-85 и 2 СУ-122) под командованием командира роты гвардии ст. лейтенанта Подуста, обороняя совхоз имени Тельмана, одновременно не давала немецким войскам перебрасывать войска в другие районы боёв. Танки часто меняли огневые позиции и вели прицельный огонь по немецким танкам, а СУ-122, выходя на открытые позиции, расстреливали пехоту, посаженную на транспортёры и двигавшуюся по дороге на Ильинцы, чем преграждали свободу манёвра немецким танкам и пехоте, а, главное, способствовали выходу из окружения частей 17-го стрелкового корпуса. До 19.30 танки продолжали вести бой в окружении, хотя пехоты в совхозе уже не было. Манёвр и интенсивный огонь, а также использование укрытий для ведения огня позволило почти не понести никаких потерь (кроме 2 раненых), нанеся противнику ощутимый урон в живой силе и технике. За 28.01.44 г подбито и уничтожено танков «Тигр» — 5 штук, Т-4 — 5 шт., Т-3 — 2 шт., бронетранспортёров — 7 шт., противотанковых орудий — 6 шт., пулемётных точек — 4, повозок с лошадьми — 28, пехоты — до 3-х взводов.

В 20.00 танковая группа предприняла прорыв из окружения и к 22.00 после огневого боя вышла в расположение советских войск, потеряв 1 СУ-122 (сгорела).

В конце 1943 — начале 1944 года СУ-122 ещё сравнительно активно применялись на Калининском и Белорусском фронтах, тогда как на Украине имевшиеся СУ-122 были уже выведены из строя[40]. Но уже в апреле 1944 года СУ-122 стали редкими машинами в советском парке бронетехники, а до конца войны уцелели единичные самоходки этого типа, которые, тем не менее, приняли участие в Берлинской битве — так, в составе 4-й гвардейской танковой армии на 15 апреля 1945 года имелось две СУ-122, в составе 7-го гвардейского механизированного корпуса на ту же дату — пять таких САУ, две из которых позднее были потеряны от поражения фаустпатронами в ходе уличных боёв в Бауценской операции.

Незначительное количество СУ-122 было захвачено и немецкими войсками, присвоившими им обозначение StuG SU122® и использовавшими впоследствии в боях.

 
AlphaDiversantДата: Суббота, 18.07.2009, 20:05 | Сообщение # 18
Генерал-полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 864
Награды: 0
Репутация: 3
Статус: в танке

СУ-76и
Классификация штурмовое орудие
Боевая масса, т 22,5
Компоновочная схема отделение управления спереди, моторное сзади
Экипаж, чел. 4
История
Год(ы) производства 1943
Год(ы) эксплуатации 1943—1944
Количество выпущенных, шт 210
Основные операторы
Размеры
Бронирование
Лоб корпуса, мм/град. 50—60
Борт корпуса, мм/град. 30
Корма корпуса, мм/град. 25
Днище, мм 10
Крыша корпуса, мм 20
Вооружение
Калибр и марка пушки 76,2-мм Ф-34 обр. 1940 г.
Тип пушки нарезная
Боекомплект пушки 98
Прицелы телескопический ТМФД-7
Подвижность
Тип двигателя V-образный 12-цилиндровый карбюраторный жидкостного охлаждения
Тип подвески индивидуальная торсионная
Преодолеваемый подъём, град. 30

В январе-феврале 1943 года начали происходить массовые аварии трансмиссии принятых на вооружение СУ-76. Причиной этих аварий была параллельная установка двух спаренных двигателей, работавших на общий вал, что приводило к возникновению резонансных крутильных колебаний. Дефект был сочтен конструкционным, и для его ликвидации требовалось много времени. Таким образом, в феврале 1943 года большая часть СУ-76 требовала ремонта и не могла использоваться для ведения боев. Красная Армия оказалась лишенной наиболее необходимых 76-мм самоходных дивизионных орудий.
Срочно необходимо было найти временное решение по изготовлению самоходных 76-мм орудий к летней кампании 1943 года. И тут предложение Каштанова о перевооружении СГ-122 76-мм дивизионной пушкой пришлось как нельзя кстати. Кроме того, по донесениям трофейных служб после окончания Сталинградской битвы на ремонтные предприятия Наркомата танковой промышленности (НКТП) и НКВ было доставлено более 300 немецких танков и САУ. Решение о подготовке серийного производства штурмовой 76-мм САУ поддержки на трофейном шасси было принято 3 февраля 1943 г.
Конструкторский коллектив Каштанова был переведен в Свердловск, на территорию эвакуированного завода № 37 и приказом по НКТП был преобразован в конструкторское бюро и начал доработку проекта СГ-122. Времени было мало, так как опытный образец САУ должен был быть готов к 1 марта. Поэтому чертежи многих узлов изготавливали уже задним числом, обмеряя опытный образец.
В отличие от ранее изготовленных самоходных гаубиц, рубка в новой САУ получила наклонные борта, что повышало их прочность. Первоначально планировалось установить в боевом отделении САУ 76,2-мм пушку ЗИС-3 на станке, укрепленном к полу, но такая установка не обеспечивала надежной защиты орудийной амбразуры от пуль и осколков, так как при подъеме и повороте орудия в щите неизменно образовывались щели.
Но эта проблема была разрешена установкой вместо 76-мм дивизионной пушки специального самоходного 76,2-мм орудия С-1. Это орудие было спроектировано на базе конструкции танковой пушки Ф-34 и было очень дешевым. Оно разрабатывалось для легких опытных САУ завода ГАЗ. От Ф-34 новая пушка отличалась наличием карданной рамки, позволявшей устанавливать его непосредственно в лобовой лист корпуса и освобождавшей полезный объём в боевом отделении.
15 февраля 1943 г. начальник Отдела Главного Конструктора НКТП С. Гинзбург докладывал наркому о том, что «... завод № 37 начал изготовление опытного образца 76-мм самоходной штурмовой пушки С-1...» А 6 марта опытный образец новой САУ вышел на заводские испытания.
Установка была выполнена по компоновочной схеме с передним расположением совмещенных отделений трансмиссионного и управления, и кормовым моторным отделением. Боевое отделение располагалось в средней части корпуса, над которым размещалась броневая рубка с установленным вооружением.

 
AlphaDiversantДата: Суббота, 18.07.2009, 20:07 | Сообщение # 19
Генерал-полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 864
Награды: 0
Репутация: 3
Статус: в танке

Отделение управления и трансмиссии, в котором размещался механик-водитель, непосредственно соединялось с боевым отделением.
Моторное отделение было отделено от боевого перегородкой, в которой имелся люк для доступа к двигателю, закрывавшийся дверцей. В боевом отделении справа от пушки размещался командир, слева впереди - наводчик, сзади его на кожухе вала трансмиссии - заряжающий. Посадка и выход экипажа осуществлялись через люк, закрывавшийся двухстворчатыми броневыми крышками и располагавшийся в кормовом листе и крыше рубки. Для наблюдения за полем боя и вождения машины у механика-водителя в лобовом и левом бортовом листах корпуса имелись смотровые люки с триплексом и броневой заслонкой. Остальные члены экипажа вели наблюдение за полем боя, используя командирскую панораму ПТК и смотровые щели, располагавшиеся в лобовом и бортовых листах броневой рубки, оборудованные броневыми заслонками.
Углы вертикальной наводки пушки составляли от -5 до +15°, по горизонту - в секторе ±10°. Для стрельбы использовались телескопический прицел ТМФД-7 и прицел от 76,2-мм пушки ЗИС-3. Скорострельность составляла 5-6 выстр./мин. В боекомплект установки входили 96 унитарных выстрелов со стальной осколочно-фугасной дальнобойной гранатой (ОФ-350, О-350А, Ф-354), бронебойно-трассирующим снарядом (БР-350А, БР-350Б, БР-350СП), кумулятивным снарядом (БП-353А), подкалиберным бронебойно-трассирующим снарядом (БР-354П), пулевой шрапнелью (Ш-354, Ш-354Т и Ш-354Г) и картечью (Щ-350). Выстрелы размещались: 48 шт. - в правом заднем углу рубки на горизонтальном стеллаже, 38 шт. - в вертикальных стойках вдоль левого борта и 10 шт. - в вертикальной стойке вдоль правого борта. Кроме того, в боевом отделении укладывались два 7,62-мм пистолета-пулемета ППШ с боекомплектом 1000 патронов и 20 - 25 ручных гранат Ф-1.
Первые самоходки имели довольно «спартанский» вид. Их боевая рубка была сварена из бронеплит толщиной 35-мм в лобовой части и 25-мм или 15-мм в бортах и корме. Броневая защита обеспечивала защиту экипажа и внутреннего оборудования от огня крупнокалиберных пулеметов и осколков снарядов. Крыша рубки первоначально выкраивалась из цельного листа и крепилась болтами. Это облегчало доступ в боевое отделения САУ для проведения ремонта, но после боев лета 1943 г. на многих САУ крыша была демонтирована для улучшения обитаемости.
В бортах корпуса в районе боевого отделения, внутри гусеничного обвода (при использовании базы танка Т-III) имелись два аварийных люка, закрывавшихся броневыми крышками. В кормовом листе корпуса для заводной рукоятки инерционного стартера был сделан специальный лючок, закрывавшийся броневой заслонкой. Рубка имела форму усеченной пирамиды с рациональными углами наклона броневых листов и крепилась к корпусу машины с помощью болтов. Стык броневой рубки и корпуса машины был усилен наварными броневыми накладками толщиной 10 мм. Для стрельбы из пистолета-пулемета ППШ в левом и правом бортах, а также в левой створке кормового люка рубки были выполнены отверстия, закрывавшиеся броневыми заслонками. Кроме того, в лобовом листе рубки для этой цели также имелось круглое отверстие, закрывавшееся броневой пробкой. На части самоходных установок (около 20 машин) - командирских машинах с августа 1943 г. на крыше рубки справа над специальным спонсоном устанавливалась командирская башенка с входным люком, конструкция которой была заимствована у немецкого танка Т-III. На этих машинах устанавливалась радиостанция повышенной мощности, вследствие чего боекомплект к пушке был сокращен.

В моторном отделении стоял карбюраторный четырехтактный двенадцатицилиндровый V-образный двигатель "Майбах" HL120TRM жидкостного охлаждения мощностью 300 л.с. (221 кВт) с двумя карбюраторами "Солекс". Пуск двигателя производился с помощью электростартера "Бош" типа BNG мощностью 4 л.с. (2,9 кВт) или вручную - с помощью инерционного стартера. В системе зажигания использовалось магнето "Бош" типа 1012L14 или отечественного производства БСМ-12Ш. Для доступа в моторное отделение в его крыше были сделаны четыре люка, закрывавшиеся броневыми крышками.

 
AlphaDiversantДата: Суббота, 18.07.2009, 20:09 | Сообщение # 20
Генерал-полковник
Группа: Модераторы
Сообщений: 864
Награды: 0
Репутация: 3
Статус: в танке

В зависимости от модификации используемого шасси немецкого трофейного танка Т-III на установке применялись коробка передач и главный фрикцион фирмы "Майбах" двух типов: механическая шестиступенчатая коробка передач ZF "Афон" SSG77 (шесть передач переднего хода и одна передача заднего хода) и сухой трехдисковый главный фрикцион с механическим управлением или механическая безвальная десятиступенчатая коробка передач "Майбах Вариорекс" SRG 328145 с синхронизирующим устройством и полуавтоматическим пневмогидравлическим преселекторным управлением (десять передач переднего хода и четыре передачи при движении задним ходом) и двухдисковый главный фрикцион, работавший в масле. При использовании шестиступенчатой коробки передач главный фрикцион устанавливался на двигателе в моторном отделении. Передача крутящего момента от двигателя к коробке передач осуществлялась с помощью вала трансмиссии, проходящего через боевое отделение.
В отделении управления и трансмиссии устанавливались коробка передач (при использовании десятиступенчатой коробки) и собранный с ней главный фрикцион, одноступенчатые планетарные механизмы поворота с опорными тормозами, поперечные карданные валы, тормоза управления и приводы управления самоходной установкой. При применении шестиступенчатой коробки передач могли использоваться два типа управления тормозами: механический и гидравлический. Снаружи в передней части бортов корпуса в броневых картерах размещались бортовые редукторы.
В систему подрессоривания входили индивидуальная торсионная подвеска, резиновые ограничители хода балансиров для всех опорных катков и гидравлические амортизаторы на крайних опорных катках. В состав гусеничного движителя входили два ведущих колеса переднего расположения со съемными зубчатыми венцами, двенадцать двухскатных опорных и шесть двухскатных поддерживающих катков с наружной амортизацией, два направляющих колеса с механизмами натяжения гусениц и две гусеницы с шириной трака 380 мм.

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 12 В. В качестве источников электроэнергии использовались две аккумуляторные батареи емкостью 128 или 144 А•ч и генератор "Бош" типа GTW мощностью 600 Вт с реле-регулятором
Поскольку в начале 1943 г. радиостанции были в дефиците, их устанавливали на каждую третью машину, тем более, что большинство САУ поступали в учебные подразделения. Но уже с середины мая радиостанциями типа 9-Р снабжали практически каждую СУ-76И (С-1).
Испытания проходили в окрестностях Свердловска пробегом по дорогам и снежной целине с застопоренным и расстопоренным орудием. Несмотря на жестокие погодные условия (днем - оттепель, а ночью - мороз, доходивший до минус 35 град.) машина проявила себя хорошо, и 20 марта 1943 г. машина была рекомендована для принятия на вооружение под индексом СУ С-1, СУ-76 (С-1) или СУ-76И («Иностранная»).
Первые пять серийных САУ 3 апреля 1943 г. были отправлены в учебный самоходно-артиллерийский полк, дислоцированный в пригородах Свердловска. За месяц службы машины «накатали» от 500 до 720 км и содействовали в обучении более 100 будущих самоходчиков. Отзывы о машине были хорошими и только трудность запуска двигателя на морозе (для быстрого запуска часто приходилось заливать в карбюраторы горящий бензин) отмечалась всеми техниками как «недостаток первой важности».
Тем временем, по уточненным чертежам завод начал изготовление «фронтовой» серии из 20 САУ, которые большей частью также попали в учебные подразделения. Лишь с мая 1943 г. СУ-76 (С-1) начали поступать в войска.
В конце июля 1943 года, по опыту применения СУ-76И на Курской Дуге, на качающейся бронировке орудия был установлен «броневой отражательный щиток», назначение которого состояло в том, чтобы не допускать заклинивания орудия мелкими осколками и пулями. Тогда же для увеличения запаса хода самоходки начали оснащать двумя внешними бензобаками, которые устанавливались вдоль кормы на легкосбрасываемых кронштейнах. Запас хода машины по шоссе с использованием только основного топливного бака достигал 180 км (ёмкость основного топливного бака составляла 320 л, внешних - 120 л.)

 
Форум » История Советского Союза » Советская техника » Самоходные артиллерийские установки
  • Страница 2 из 7
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 6
  • 7
  • »
Поиск:


Copyright Lexa. 2020
Конструктор сайтов - uCoz
счетчик посещений